18:50 

Гвоздодёр
Хронографический кретин.
О, как удел твой жалок, человек!
Одним законом сотворен, в другой - закован:
Зачат в грехе - но презираешь грех,
Рожден больным - но тщишься быть здоровым!
И как Природа все смешала жутко
Веленья страсти с прихотью рассудка!
Фулк Гревилл, перевод И. Романовича



Здравствуйте. Это я и Марк Рэмпион, герой романа Олдоса Хаксли "Контрапункт".

<...> Корень зла в психологии отдельного человека, значит, с нее и нужно начинать. Прежде всего нужно приучить людей жить двойной жизнью, как бы в двух отделениях. В одном отделении они будут индустриальными рабочими, в другом - человеческими существами. Идиотами и машинами - восемь часов в сутки, настоящими человеческими существами - все остальное время.
- А разве не так живут они теперь?
- Конечно, нет. Они все время живут как идиоты и машины - и в часы работы, и в часы досуга. Как идиоты и машины, но воображают при этом, что они живут как цивилизованные люди, даже как боги. Прежде всего нужно убедить их, что в рабочие часы они - идиоты и машины. Или нужно сказать: "Поскольку наша цивилизация такова, какова она есть, тебе придется восемь часов в сутки быть чем-то средним между кретином и швейной машиной. Без сомнения, это очень неприятно. Это унизительно и гнусно. Но ничего не поделаешь, тебе придется жить так; иначе весь наш мир рассыплется на кусочки и все мы подохнем с голоду. Делай свою работу как идиот и машина, а в часы досуга будь настоящим цельным человеком - мужчиной или женщиной. Не смешивай эти две жизни, пусть кингстоны между ними будут всегда закрыты. Настоящая жизнь - это та, когда в часы досуга ты являешься подлинным живым человеком. Остальное - это грязная работа, которую так или иначе приходится выполнять. Но никогда не забывай, что это грязная работа и что она не имеет решительно никакого смысла, решительно никакого отношения к настоящей человеческой жизни: она нужна только для того, чтобы ты был сытым и общество не разрушалось. Не давай обманывать себя лицемерным мошенникам, твердящим о святости труда и о христианском долге, который дельцы выполняют по отношению к своим ближним: все это ложь. Твоя работа - грязное, гнусное дело, которое тебе приходится выполнять только потому, что твои предки были безумцами. Они нагромоздили груду мусора, и тебе нужно сровнять ее с землей, чтобы не задохнуться в ее зловонии; тебе нужно рыть и рыть, чтобы откопать драгоценную жизнь, проклиная память маньяков, оставивших тебе в наследство эту грязную работу. Но не старайся подбодрить себя, воображая, будто эта гнусная механическая работа благородна: она не благородна. А если ты будешь говорить и верить, что она благородна, ты унизишь свое человеческое достоинство до уровня этой грязной работы. Если ты поверишь в святость труда и в то, что дельцы выполняют свой долг, ты будешь механизированным идиотом все двадцать четыре часа в сутки. Признай, что работа грязна, зажми нос и выполняй ее в течение восьми часов, а в часы досуга старайся быть настоящим человеком. Настоящим полноценным человеком. Не читателем газет, не поклонником джаза, не радиолюбителем. Капиталисты, доставляющие массам стандартные развлечения, изо всех сил стараются сделать так, чтобы ты и в часы досуга оставался тем же механизированным болваном, каким ты бываешь в часы труда. Не позволяй им это делать. Старайся быть человеком". Вот что вы должны сказать людям; вот чему вы должны учить подрастающее поколение. Вы должны внушить всем и каждому, что вся наша великая индустриальная цивилизация - просто зловонная куча и что настоящей, значительной жизнью можно жить лишь вдали от нее. Пройдет очень много времени, прежде чем удастся примирить пристойную жизнь с индустриальной вонью. Может быть, они даже непримиримы. Этого мы еще не знаем. А пока что мы должны разгребать мусор, стоически перенося вонь, а в промежутки стараться жить подлинной человеческой жизнью.

Не следует идти наперекор своим вкусам и наклонностям. Какой толк от философии, если её основной предпосылкой не является разумное обоснование наших собственных чувств? Если вы не испытываете религиозных переживаний, верить в Бога - нелепость. Это все равно как верить в то, что устрицы вкусны, тогда как вас самого от них с души воротит.

Есть в этой книге много чего, что мне хотелось бы найти отдельно и вынести куда-нибудь, чтобы время от времени перечитывать. Но это действительно страницы, целая прорва страниц - те же рассуждения Филиппа Куорлза (не все, о, явно не все - но всё-таки). Кстати о его рассуждениях.

"К счастью, люди не оставляют на мне глубокого следа. Они скользят по мне, как пароход по морю. Но поверхность снова становится гладкой. Интересно, каков будет завтрашний пароход?"

* * *
Читаю Куна. Конечно же, я не тупее паровоза, и знала, что мифы многовариативны. Но удивительно стечение обстоятельств, при котором я читала одни из жестоких и относительно пошлых трактовок в детстве (и под детством в данном случае подразумевается кусок жизни от семи до одиннадцати лет), и доброго и корректного Куна - теперь.
Хотя, я примерно в тоже время и "Декоратора" Акунина читала, так что какая разница.

@музыка: Shunsuke Kida – One Who Craves Souls

@темы: настроенческое, ништяки, фап-фап-фап

URL
   

Кузница

главная